23.12.2015

Гармон творчества продлевает жизнь.

Михаил Корякин: 
Творчество как таблетка 
от старости

Андролог и специалист по долголетию Михаил Корякин страстно увлечен исследованием загадочного для современной науки гормона ДГЭА. И за 15 лет пришел к двум выводам. Первый: что ДГЭА можно назвать гормоном творчества. Второй: творческая деятельность — эффективное лекарство от старости

Фото: AFP/EastNews
Фото: AFP/EastNews
+T-

Чтобы объяснить, как я пришел к этому выводу, сначала немного занимательной физиологии. Надпочечники — это два тоненьких листочка толщиной не более четырех миллиметров и всего несколько граммов веса, но жить мы без них не можем. Они вырабатывают массу различных гормонов, в том числе всем известный «гормон страха» адреналин. Уже более 50 лет назад открыли, что там также производится один загадочный гормон — дегидроэпиандростерон, сокращенно — ДГЭА (DHEA). По своей сути гормон этот весьма необычный. Его количественное содержание в крови превышает уровень всех стероидных гормонов вместе взятых, в том числе тестостерона в сотни раз, и в то же время его роль до конца неясна. Не удалось до сих пор найти клетки-мишени, на которые он воздействует, клетки имеющие рецепторы к ДГЭА. А ведь только через клеточные рецепторы работают гормоны. Про ДГЭА пока еще много неясного. Например, выяснили, что он вырабатывается только у человека и человекообразных обезьян, а у других животных его очень-очень мало.

После структурных исследований было установлено, что ДГЭА — это стероид. Его отнесли к мужским половым гормонам. Притом его эффект как полового гормона совсем невысок — он в 20 раз слабее тестостерона. Динамические исследования показали, что и у мужчин, и у женщин его выработка активизируется в период полового созревания, достигает пика после 20 лет, держится на достаточно высоком уровне лет до 35-40 и приходит практически к нулю перед смертью. Но в период внутриутробного развития его уровень очень высок. У долгожителей высокий уровень ДГЭА держится гораздо дольше обычного. И по уровню ДГЭА стали определять биологический возраст человека, назвав его «гормоном молодости и долголетия».   

Еще ученые выяснили, что ДГЭА способен поддерживать иммунитет, защищать от атеросклероза (а это самый главный враг современного человека),а также защищать от опухолевых заболеваний. Он может превращаться в половые стероиды: тестостерон и эстрадиол, будучи их гормоном-предшественником. Потом выяснился и вовсе удивительный факт: что ДГЭА могут вырабатывать не только надпочечники, но еще и клетки коры головного мозга. Поэтому ДГЭА активно влияет на деятельность нашей центральной нервной системы. За это его также причислили к нейромедиаторам — веществам, ответственным за передачу нервного импульса.  В англоязычных работах его окрестили well-being hormone — «гормоном хорошего самочувствия». Как и тестостерон, он является антидепрессантом. А также антагонистом кортизола — гормона стресса, который оказывает разрушительное действие, в том числе на головной мозг. От этих разрушений ДГЭА мозг, наоборот, оберегает. Когда же уровень ДГЭА с возрастом снижается, его защитное действие ослабевает.

Я исследую этот чудесный гормон уже 15 лет. И в процессе повседневной работы с пациентами я давно обращаю внимание на их уровень ДГЭА. Мне стало бросаться в глаза то, что, как правило, уровень этого гормона существенно выше у людей активных творческих по сравнению со всеми остальными. Первые — это люди социально активные, которые решают непростые задачи профессиональной своей деятельности, в том числе в искусстве и в бизнесе. Да чем бы они ни занимались, ведь и домохозяйка может быть яркой творческой личностью, если она, скажем, каждый день по-новому подходит к тому же приготовлению пищи. Люди нетворческие — это те, кто живет налаженной жизнью, по накатанной схеме, без интереса к чему-либо новому, примерно как главный герой фильма «День сурка». Такими часто бывают менеджеры и чиновники. Это нисколько не унижает их, их деятельность также очень важна, но в отличие от них творческие люди просто не могут ее выполнять, им это неинтересно. При этом творческий период не обязательно может длиться годами: например, писатель, который ничего не пишет — он бы и рад написать, но не пишется — и живет на проценты от своих прежних заслуг, книг, написанных в молодости. И наблюдая за своими пациентами годами, я пришел к выводу, что не у всех уровень ДГЭА активно снижается с возрастом. У творческих людей 50 и более лет он может поддерживаться на том же уровне, который был у них и в 30, и в 40.

Поэтому я решил также назвать ДГЭА «гормоном творчества». Исследований этого гормона в таком аспекте пока не было, это предварительные мои выводы — необходимо накопить больший объем данных, но и этих данных уже достаточно для формирования дизайна новых исследований. Мои исследования на эту тему были представлены на международных конгрессах в прошлом году в Германии и в Турции.

Яндекс.Метрика